Кризисная коммуникация – что вы им скажете…

Менеджмент непрерывности бизнеса

Неожидаемые потери – достаточно ли традиционного подхода к их измерению?

Различие между функциями риск-менеджмента и внутреннего аудита

Структура торговых контрактов для снижения рисков спроса

Какие риски в условиях нынешнего кризиса наиболее значимы для Вашей организации?
Риск падения спроса.
Ценовые риски.
Риск ликвидности.
Кредитный риск.
Риск потери деловой репутации.
 Главная >  Последние новости > Оценка финансовых рисков



Научный ответ Базелю II.

08 октября 2003 г.

 

 

                                                                           «Хотели, как лучше,

 а получилось, как всегда»

Народное.

Не только практики, но и академическое сообщество включились в обсуждение выдвинутых в январе 2001 года Базельским комитетом детализированных предложений, касающихся основных принципов управления рисками в крупных международных кредитных организациях. Какие же выводы сделали Д. Даниэльсон и П. Эмбрехт из Лондонской Школы Экономики? Вот они:

·         Предлагаемые рекомендации не учитывают тот факт, что риск является эндогенным. Value-at-Risk может дестабилизировать экономику и спровоцировать кризисы, которые в противном случае не произошли бы.

·         Статистические модели, используемые для прогноза рисков, дают противоречивые и необъективные прогнозы, заметно недооценивая риск совместного падения различных активов. Базельский комитет выбрал не лучшую меру риска, в то время как лучшие модели существуют.

·         Сильная надежда на рейтинговые агентства при стандартном подходе к оценке кредитного риска ошибочна, поскольку они демонстрируют противоречивые оценки кредитоспособности одного и того же клиента. Они неконтролируемы, и качество их оценок риска практически ненаблюдаемо.

·         Моделирование операционного риска невозможно при современных базах данных и технологиях, даже если ясное определение этого риска будет сформулировано Базелем. Нет убедительных доводов в пользу того, что этот вид рисков должен вообще регулироваться на административном уровне.

·         Финансовое регулирование исторически циклично. Данный набор предложений, сделанный Базелем, в значительной степени обостряет эту тенденцию. Если целью финансового регулирования является уменьшение вероятности системного кризиса, то эти предложения отдаляют, а не приближают к достижению этой благородной цели.

 

Эндогенность риска и ликвидность в периоды кризисов.

Участники рынка обычно рассматривают риск как экзогенную переменную. В самом деле, основанные на VaR подходе модели прогноза риска, которые широко применяются в наше время и которые так активно приветствуются в Базельских рекомендациях, основаны на предположении, что прогноз кредитного риска ничем не отличается от прогноза погоды. Важно, что это предполагает, что наши собственные действия, основанные на прогнозе волатильности, никак не влияют на саму будущую волатильность, как и прогноз погоды никак не влияет (пока) на будущую погоду. Однако это ошибочное утверждение. Волатильность определяется рынком, по большей части, поведением всех отдельных участников рынка – другими словами, риск является эндогенным по определению. Это свойство эндогенности не особо проявляется в периоды «затишья», когда действия участников рынка взаимно компенсируют друг друга. В периоды кризиса, наоборот, эндогенность может колоссально увеличиться, приводя к тому, что действия участников будут боле менее однородными. Используя одинаковые модели оценки риска, участники выберут одинаковые стратегии поведения на рынке, только обостряя симптомы начинающегося кризиса. В этом случае уже нельзя говорить, что «действия участников более или менее взаимно компенсируют друг друга», скорее, можно утверждать, что они усиливают друг друга. Это может привести к кризису ликвидности, что даст новый толчок кризису. Таким образом, может развиться кризис, которого не было бы, если бы  участники рынка пользовались разными моделями для оценки рисков.

 

Дальнейшие подвохи в измерении риска.

Одним из недостатков показателя VaR как меры риска является тот факт, что он представляет собой только одну единственную точку (обычно, 1% квантиль) на кривой распределения доходностей и потерь. При этом теряется очень важная информация: каковы же потери понесёт банк, когда произойдёт пробой VaR. Допустим, VaR равен 1 млн. С точки зрения статистики безразлично, составят ли потери 1.1 млн. или 100 млн. – в обоих случаях произошел «пробой». А с точки зрения финансового института, понёсшего потери, это «две большие разницы».

Важной особенностью VaR как меры риска является его субаддитивность. Это значит, что риск портфеля, скажем, из двух позиций не превосходит суммы рисков по каждой позиции отдельно. Это позволяет получить верхнюю границу риска портфеля путём простого суммирования рисков по каждой позиции. Было показано, что это свойство выполняется только для эллиптических распределений доходностей и потерь (нормальное распределение является частным случаем эллиптического распределения). Неприятность заключается в том, что по имеющимся историческим данным реальное распределение не является эллиптическим, и для него не выполняется указанное выше свойство. Это значит, что сумма рисков по отдельным позициям не даёт оценку максимально возможных потерь всего портфеля.

Эти и некоторые другие недостатки VaR снимаются при использовании другой меры риска, предложенной, в частности, в теории экстремальных значений.

 

Использование рейтинговых агентств.

Вопросы, поднимаемые в этом разделе, по большей части, касаются «стандартного подхода», предложенного Комитетом, для оценки кредитного риска. Этот подход успешно решал бы поставленную задачу при условии, что компании действительно имеют рейтинг, и что этот рейтинг правильно отражает риск. В США рейтинги широко распространены, например, 94% компаний, входящих в S&P500, имеют рейтинг, поэтому такой подход и в самом деле может помочь в правильном вложении капитала. Однако в Европе рейтинги не получили такого распространения. Так, только 53% компаний, входящих в индекс DAX-30, имеют кредитный рейтинг. И если можно рассчитывать, что европейские банки, в конечном счете, придут к использованию собственных методик оценки кредитного риска, то от банков развивающихся стран этого ожидать не приходится.

Вторым общеизвестным недостатком рейтингов является их запаздывание. Это запаздывание можно объяснить надёжностью  в отборе  и анализе данных, невозможностью непрерывного отслеживания всех компаний, которые имеют рейтинг, желанием изменять рейтинг только с полной уверенностью, что его не придётся менять обратно через короткое время (то есть, чтобы исключить волатильность рейтинга)… Однако, проблема остаётся, и последние исследования показывают, что требуется существенная модернизация рейтингов, которые смогли бы учитывать текущую рыночную ситуацию.

 

Трактовка операционного риска.

Любые методы моделирования рисков требуют достаточное количество данных. Такого рода баз данных для моделирования операционного риска пока ещё не существует. И даже если предположить, что такие базы появятся в недалёком будущем, природа этих крайне редких, но весьма ощутимых потерь делает их абсолютно не похожими на данные потерь для оценки рыночных или кредитных рисков.

Более того, в Базельских предложениях неясно определение операционного риска. О какого рода потерях, собственно, идёт речь? Некоторые потери могут быть оценены мгновенно, поскольку их значения известны. Другие же, наоборот, непредсказуемы по определению, как, например, выплаты, возникающие в процессе судебной тяжбы. Каким образом операционные риски должны быть разделены, или к какой именно категории должны применяться выданные рекомендации?

Если рассуждать на более фундаментальном уровне, то совершенно не очевидно, что издержки на операционный риск должны регулироваться на административном уровне. Почему операционный риск вообще должен быть предметом административного регулирования? Вероятно, регулирование достаточности капитала нужно для предотвращения системного кризиса, который мог бы случиться в результате банковского кризиса. Рыночные и кредитные риски, например, разделены между всеми участниками рынка. Таким образом, банковский кризис, вызванный рыночным или кредитным рисками, может быстро распространиться, поскольку здесь задействованы причины, общие для всех участников. Однако операционный риск принципиально другой – в большинстве случаев он сугубо индивидуален и касается только одного конкретного банка. Поэтому довод о предотвращении цепной реакции в данном случае не работает.

 

Цикличность.

Рискованность активов меняется в течение бизнес цикла. Соответственно, оценки рисков тоже будут меняться циклически, что найдёт отражение в нагрузке на капитал. Как следствие, банки будут держать недостаточно капитала на пике цикла – как раз когда опасность возникновения системного кризиса максимальна – и избыточный капитал во время упадка, когда для макроэкономической стабилизации требуется усиленное кредитование. Таким образом, административное регулирование может не только повысить вероятность банковского кризиса, но и дестабилизировать экономику в целом путём усиления естественных флуктуаций.

 

По материалам статьи Д. Даниэльсон, П. Эмбрехт, «Академический ответ Базелю 2».









    Начало

e-mail : info@franklin-grant.ru
Задать вопрос OnLine

Site design by MIRRON.com (C) 2002 www.mirron.com  
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
«Франклин&Грант» 2002-2016 All rights reserved (C) 2002-2016 Franklin Grant

Любое использование материалов Интернет ресурса www.franklin-grant.ru допускается только с разрешения
правообладателя - ООО «Франклин&Грант. Риск Консалтинг».


Замечания и пожелания присылайте по адресу
Все права защищены© 2002 – 2016 ООО «Франклин&Грант. Риск Консалтинг»

 

EduNow.su Образовательный портал