Версия для печати
Оригинал статьи http://www.franklin-grant.ru/ru/news2/data/news_03/2004_11/20041123_130205_oo.asp

Управление активами и пассивами – время действовать

23.11.2004

Управление активами и пассивами породило такие изменения в процентных ставках, которые испугали банкиров и взбудоражили мирно существующую банковскую систему. Теперь она раскачивается туда-сюда в сознании банкиров вместе с процентными ставками; ведь управление активами и пассивами раньше пряталось в совсем другой части банка. Настало время выйти из тени.

 

Давным-давно, как нам рассказывали, банкиры жили по правилу 3-6-3: занять под 3%, одолжить под 6%, получить 3% маржи (в некоторых вариантах: успеть в гольф-клуб в 3 часа дня). Тогда инфляция была низка, ставки по вкладам регулировались, и такое правило неплохо работало. Но это было до конца семидесятых. Подскочила инфляция, ставки по депозитам разрегулировались и тоже взлетели. Неожиданно под угрозой оказалась сама маржа: для банков, ипотечных ассоциаций и всех остальных активы с фиксированной доходностью и 3% маржи ушли в прошлое (как и трёхчасовой гольф). Хотя управление активами и пассивами (ALM: Asset-Liability Management), такое, каким его знают банкиры, всегда существовало в сообществе. ALM всегда и везде было тайной практикой казначейства и финансового управления банков. Каждая волна волатильности ставок возникала на фоне новых заявлений банков о сокращении банковской маржи из-за изменений процентных ставок (некоторые – при повышении, некоторые – при понижении ставок, а пара банков сделала такие заявления безотносительно изменений в ставках). После таких заявлений вновь зажигается интерес к теме управления активами и пассивами (отметьте – маржа никогда не увеличивается из-за изменений процентных ставок; увеличение маржи – производная от умения управляющего звена компании).

 

Что такое ALM?

 

Управление активами – это просто способ управления риском для извлечения дохода из изменений на финансовых рынках (таких как процентные ставки или курсов валют), влияющих на совокупность активов и пассивов банка. Этот риск не происходит от займа с плавающей ставкой или депозита с фиксированной. Мы рискуем, потому что финансируем займы с плавающей ставкой при помощи депозитов с фиксированной ставкой. Это, вкратце, и есть ALM. ALM в США традиционно уделяет большое внимание риску процентной ставки. Это неудивительно. Для большей части сообщества, региональных банков и близких к банкам финансовых компаний процентный риск – второй по величине после кредитного (и догоняет его). Но, несмотря на это, ALM как подход можно применить и к другим финансовым рискам, таким как валютный или ценовой.

 

Поговорим о процентном риске

 

С течением времени специалисты по управлению активами и пассивами разработали несколько способов измерения принимаемых рисков. Все эти меры до сих пор используются в той или иной форме, и каждый из них может помочь в определенной ситуации.

 

  1. Один из основных методов измерения риска процентной ставки довольно прост. Вы складываете вместе все активы, стоимость которых может измениться в течение заданного периода (месяца или следующего квартала) и вычитаете могущие изменить стоимость пассивы за тот же период. Получившееся число называют разрывом или гэпом (Gap). Риск выражается через итоговую сумму возможного изменения цен. Допустим, годовой гэп составил +50 миллионов долларов; так как гэп положителен, можно ожидать, что увеличение ставок увеличит доход, а уменьшение – сократит. Несмотря на внешнюю простоту идеи, технология позволяет создавать сложные и подробные гэп-отчеты. Гэп-отчет легко создать; по крайней мере, было легко в эру компьютеров с ограниченной вычислительной мощностью.  Специалисты по ALM проявили огромное искусство, разработав такие формат гэп-отчетов, которые были чрезвычайно полезны для принятия решений. Конечно, у метода есть и недостатки. Гэп-отчеты не работают с такими объектами без сроков выплат как сберегательные вклады и вклады до востребования. Они также не лучший инструмент для описания в поведении клиента изменений, зависящих от изменений процентных ставок. Ипотечные взносы показывают, что запланированная переоценка основной суммы сильно разнится в зависимости от направления изменений процентной ставки. И, что важно, сложно соотнести размер несоответствий в гэп-отчете с эффектом изменений отчетных доходов. Ограничения данного подхода привели к сокращению числа банков, использующих гэп-анализ для ограничения уровня риска процентной ставки. Впрочем, некоторые банки по-прежнему используют гэп-отчеты, находя их полезными в описании природы взятого на себя риска и создании хеджирующих стратегий для его уменьшения.
  2. Для борьбы со сложностями, связанными с оценкой путем совпадения периодов, особенно с проблемой отношения измерения и дохода, менеджеры попытались использовать более прямой подход. С помощью построения модели баланса, включающей в себя балансы различных продуктов и процентные ставки в заданной среде, можно составить картину того, что случится с доходом при изменении процентных ставок. Риск в данном случае выражается фразами вроде: «Если ставки повысятся на 100 базовых пунктов, то доход за будущий код сократится на 10 миллионов долларов». Главным достоинством этого подхода является то, что он дает очень четкое описание риска процентной ставки, и его выводы понятны как менеджменту, так и акционерам. Однако подход не лишен недостатков. Во-первых, он сильно зависит от предположений. Менеджер должен предсказать весь баланс, балансы по продуктам, ценовую политику по продуктам банка, и поведение клиента, такое как оплата ипотеки, использование кредитной линии и обслуживание баланса вклада. Следует также предсказать влияние изменения процентных рисков. Само по себе это требование создает очень сложную модель, которая требует больших затрат вычислительной мощности. Дополнительно нужно учитывать такие факторы, как длина прогнозного горизонта, возможные варианты, включенные в баланс и прогноз изменения процентных ставок. Когда вы моделируете такой показатель деятельности как доход, то тяжело точно определить природу возникновения и лучшие способы хеджирования рисков, возникающих в процессе деятельности. Влияние изменения процентных ставок на доход в пределах моделируемого временного горизонта не всегда учитывается; в то время как величина погрешности при прогнозировании доходности может быть приемлемой, то величина процентной ставки на конец прогнозируемого периода может значительно ее изменить. Не смотря на сложности, интуитивная природа оценки риска говорит о том, что основным методом оценки риска процентной ставки является моделирование чувствительности дохода по отношению к изменениям процентной ставки. Значительное увеличение вычислительной мощности за последнее десятилетие увеличило  практическую полезность подходов основанных на доходах.
  3. Третий подход описывает баланс как большой портфель облигаций. Тем не менее, он является опять таки очень прямолинейным. Денежные потоки в приложении  к текущим активам и пассивам могут быть распланированы и дисконтированы для получения текущей стоимости каждого инструмента и итоговой стоимости всех инструментов. Итоговая сумма фигурирует в отчетности вместе с балансовым значением и обычно называется общей стоимостью портфеля (в ходу также термины Market Value of Portfolio Equity и Economic Value of Equity). С изменением ставок также могут измениться денежные потоки от различных инструментов и ставки дисконтирования, в свою очередь это приведет к изменению итоговых балансовых значений. Риск можно выразить несколькими способами; самый простой – это изменение стоимости для заданного изменения в процентных ставках. То есть, например, «итог баланса сократится на 20 миллионов долларов на каждые 100 базовых пунктов сокращения процентной ставки». Этот способ измерения лучше второго. Во-первых, все денежные потоки дисконтируются и вносят вклад в измерение риска; в ориентированных на доход способах денежные потоки за пределами прогнозного горизонта не влияют на измерение риска. Во-вторых, при правильном проектировании этот способ может отследить изменения в значениях параметров. В имитациях по второму способу можно отслеживать только те значения параметров, которые участвуют в симуляции. С другой стороны, даже в этом случае вам не обойтись без предположительного описания поведения клиента по отношению к бессрочным проудктам и первым взносам. Эта модель очень чувствительна к такого рода предположительным описаниям. Вдобавок, как и в гэп-отчетности, этот способ не интуитивно понятен. Зачастую очень сложно соотнести результаты измерений с отчетными изменениями капитала.

 

Так как каждый из подходов к измерению риска имеет свои достоинства и недостатки, предусмотрительные специалисты используют по меньшей мере два из них для оценки своих рисков.

 

Работа с процентным риском

 

Измерить процентный риск – это ещё не всё. Хорошая система управления активами и пассивами должна сочетать четыре фактора, помогающих определить стратегию по управлению риском – уровень процентного риска, с которым мы имеем дело, желание банка взять на себя этот риск, прогноз банка относительно дальнейшей судьбы процентных ставок, и потенциальный возврат от взятого риска. Банк может использовать несколько инструментов для управления стратегиями оценки риска для различных продуктов, или торговать ценными бумагами и деривативами для хеджирования уже взятого на себя риска. Нет какой-то одной философии управления; некоторые банки стараются свести к минимуму процентный риск и меняют почти все свои проценты; другие активной занимаются балансом, чтобы выиграть от будущих изменений процентных ставок. Вне зависимости от банковской философии, все банки пытаются заложить некие верхние ограничения на случай неблагоприятных изменений в процентных ставках.

 

Куда движется ALM?

 

Изменения в доступности компьютерной техники и огромное увеличение её вычислительной мощи привели к обновлению способов измерения и управления риском. Данные, которые ранее приходили к менеджеру в агрегированной форме, теперь доступны на уровне индивидуального займа или вклада. Число сценариев изменения ставок также увеличилось вместе с мощностью компьютеров – вычисления, занимавшие ранее часы, теперь занимают минуты. Все стало более сложным и детализированным, чем раньше.

 

Самый большой вопрос в области измерения риска – это моделирование поведения как со стороны клиента, так и со стороны банка. Следующие три пункта до сих пор в значительной степени могут влиять на измерение риска, а сами при этом с трудом поддаются измерению.

 

  1. Предоплата. Для описания предоплаты в области ипотеки была проделана большая работа, основную часть этой информации предоставил рынок ценных бумаг, обеспеченных закладными. Но, даже имея некоторую информацию по предоплате, в ходу множество теорий; каждая из них имеет не только преимущества, но и недостатки.
  2. Средний срок выплат по бессрочным депозитам. Опять же, была проделана огромная работа по описанию поведения баланса на счете (как для сберегательных счетов, так и счетов по работе с чеками). Существует несколько различных методик работы, но ни одну из них нельзя назвать «преобладающей». На данный момент на этот вопрос также не существует четкого ответа.
  3. Ценовая стратегия. Банковские ставки по розничным продуктам до сих пор устанавливаются по воле банков в ответ на факторы, не зависящие от изменений рынка.

 

Ни один из этих трех пунктов не имеет правильного ответа, и никогда иметь не будет. Поведение со временем меняется, и попытка раз и навсегда предсказать поведение клиента может оказаться безнадежной задачей. Осторожные специалисты по управлению активами и пассивами создают техники моделирования, которые подходят под их данные и их инструментарий (и конечно, эти техники подходят их темпераменту!). Они понимают, что измерение риска это, в лучшем случае, аппроксимация, и менеджеру необходимо оценить погрешность при заданных допущениях. ALM, таким образом, зависит от искусства и интуиции управляющего так же, как и от технологии измерения риска.

 

С точки зрения риск-менеджмента, продуктивность понимания и численной оценки остается открытым вопросом. Системы оценки движения средств между счетами допускают некоторое численное измерение дохода от процентной ставки, но не предназначены для вывода об относительной пользе такого размещения средств. Это всё равно, что выбить, стреляя, в мишени 4, не зная, можно ли рядом выбить 3 или 5. Следующим шагом измерения эффективности должна стать попытка численной оценки дохода в терминах взятого на себя риска. Хотя существует масса подобных идей и подходов в виде систем оценки эффективности на основе управления риском, они применяются в малой доле финансовых институтов.

 

Все эти вопросы – дополнения к базовым подходам управления активами и пассивами. Они – не радикальные ответвления от основ измерения риска и риск-менеджмента. Во многих случаях, управление активами и пассивами – уже возделанное поле (статья имеет в виду США. В России широкое поле ALM, скорее, ждет своих фермеров. Прим. пер.); основы методик измерения, используемых сейчас, обсуждались в документах, датируемых ранними восьмидесятыми, в этих статьях и докладах уже есть основные достоинства и недостатки методов. Финансовые инструменты для управления риском процентной ставки также относятся к тому же периоду. Процесс управления активами и пассивами, несомненно, будет развиваться и впредь, но основа крепка и не развалится без сильного толчка.

 

Впрочем, это не значит, что его не будет.

По материалам журнала Skyline

 

См. также:

  1. Услуги для банков
  2. Доверяя – проверяй и с разгону не внедряй
  3. Банк XXI века. Тенденции и направления развития