Версия для печати
Оригинал статьи http://www.franklin-grant.ru/ru/news2/data/news_03/2007_04/20070418_165136_su.asp

Неожидаемые потери – достаточно ли традиционного подхода к их измерению?

 

Измеряя неожидаемые потери (Unexpected Losses, UL) по операционному риску и доводя результат до сведения всех заинтересованных лиц в организации, необходимо предварительно документировать основы, в рамках которых строилась математическая модель оценки операционного риска. В состав этих основ, в частности, входят следующие три аспекта: (1) какая часть ОР рассматривается – присущий или остаточный риск; (2) какие типы потерь включены в оценку риска – прямые, косвенные, нематериальные (такие как ущерб репутации); и, наконец, (3): для какого уровня доверия и временного интервала рассчитана величина неожидаемых потерь. Как показывает практика, риск-менеджеры часто уделяют последнему аспекту неоправданно мало внимания. Между тем, это та «частность», которая не только является ключом к пониманию результатов оценки ОР, но и должна быть непосредственно связана с постановкой целей в области управления операционным риском.

Первые два аспекта являются фундаментальными с точки зрения вопросов, ответы на которые руководство организации хочет извлечь из результатов риск-менеджмента. Разница между присущим и остаточным операционным риском достаточно прозрачна. Присущий риск включает все элементы портфеля ОР, принятые на себя организацией, независимо от того, какие средства контроля внедрены для управления отдельными типами риска; остаточный риск определяется как разность присущего и контролируемого риска – таким образом, остаточный риск одновременно принимается и не контролируется организацией. Кроме того, состав рассматриваемых видов потерь также существенно влияет на результат оценки рисков: в частности, включение репутационной части может привести к увеличению получаемых оценок в несколько раз. Однако, наибольшего внимания заслуживает именно последний, третий аспект анализа ОР – уровень доверия и временной горизонт, для которых рассчитывается величина неожидаемых потерь.

Единственный существующий на настоящее время формальный стандарт для расчета величины неожидаемых потерь задан Базельским комитетом для целей расчета экономического капитала: UL определяется как разность между 99.9% перцентилью по распределению потерь и средним значением по тому же распределению (ожидаемыми потерями) на временной горизонт в 1 год. Хотя для целей расчета достаточности капитала именно такой чрезвычайно высокий уровень доверия (99.9%) является оптимальным, он может быть далеко не лучшим выбором для целей каждодневного риск-менеджмента.  

Наиболее очевидным примером этой проблемы является процесс экспертной оценки (самооценки) операционных рисков. С уровнем доверия 99.9% на годовом горизонте постановка этой задачи выглядит абсурдно: чтобы получить желаемое, необходимо дать экспертам задание оценить максимальные совокупные потери, которые организация может понести в 999 годах из 1000! Стоит ли говорить, что получить такую точность от экспертов невозможно – в лучшем случае, они значительно переоценят величину неожидаемых потерь. Подавляюще большая часть информации о рисках, используемой в управленческих целях, основана на событиях, происходящих как минимум раз в 5-10 лет. Такого горизонта вполне достаточно, чтобы охватить характерную длительность экономических, рыночных и операционных циклов. Именно риски, события по которым возникают хотя бы раз в пять лет, менеджмент может контролировать, в отличие от более «низкочастотных» рисков, большая часть из которых носит катастрофический характер. Все это  обуславливает необходимость использования более низких уровней доверия в процессе управления рисками.

 

 

Однако общепринятый стандарт в этой области отсутствует, что обуславливает необходимость внедрения «переходной» методологии. Очевидно, что в приведенном выше примере куда более разумно было бы получить от экспертов оценки с временным горизонтом, скажем, в 10 лет. Полученную оценку можно приближенно считать неожидаемыми потерями с уровнем доверия 90% (обозначим их как UL90%), хотя в строгом смысле это разные величины. UL90% наиболее адекватно отражает величину реально подконтрольных менеджменту рисков, а значит, будет служить лучшим индикатором изменений в профиле рисков банка, чем UL99.9% - именно на эту новую меру неожидаемых потерь надежнее всего ориентироваться при постановке задач и оценке результатов работы менеджмента в части управления рисками. Внедрение этой меры позволит разбить всю кривую потерь на три отдельные части – ожидаемые потери, подконтрольные неожидаемые потери (до 90% перцентили), неподконтрольные неожидаемые потери – свыше 90% перцентили. Каждой из этих групп можно сопоставить определенные категории управленческих действий. В частности, неподконтрольные организации «крупные» риски обычно передаются путем страхования.

Стоит дополнительно заметить, что приведенный в примере временной горизонт – 10 лет, и соответствующий ему уровень доверия в 90% не являются стандартом. Наиболее приемлемый уровень доверия для описываемой «переходной» меры неожидаемых потерь должен определяться организацией самостоятельно, исходя из природы и динамики ее бизнеса, а также реалистичного анализа возможностей экспертов оценивать риски на различных временных горизонтах.

 

При подготовке статьи были использованы материалы:

Дж. Давес. «Всего одна неожидаемая потеря», 2005

 

Обратите внимание на услуги и продукты, предлагаемые компанией «Франклин&Грант»:

Аудит рисков банка, регламенты и процедуры по управлению рисками

Аудит рисков и составление карты рисков предприятия