Версия для печати
Оригинал статьи http://www.franklin-grant.ru/ru/news2/data/news_04/2004_02/20040212_161810_du.asp

Цена на нефть $50 не за горами!!!

 

12.02.04

 

Англичане говорят: "Если Вы что-то просите у Господа, будьте осторожны - Бог может исполнить Вашу просьбу…". Ежегодно при формировании российского бюджета делается важная оговорка: «при условии, что цены на нефть будут держаться не ниже установленных правительством прогнозных рамок». Российская экономика, относительные успехи которой в последние годы, похоже, прочно ассоциируются в умах российского и мирового бизнес-сообщества с высокими ценами на нефть, продолжает уповать на благоприятную ценовую конъюнктуру, так как опыт вроде бы показывает, что при нынешних ценах, несмотря на ряд сопутствующих проблем, жить можно. В ситуациях с более низкими ценами сценарии также известны и расписаны. Однако много ли времени было уделено поиску рецепта для другой перспективы - когда цены на "черное золото" будут продолжать расти. Похоже, о подобной "удаче" у нас даже и не мечтают. А между тем последствия этой "удачи" могут оказаться не менее катастрофическими, чем в случае падения цены ниже $15, чего так опасаются наши политики. Аргументы сторонников того, что мир стоит на пороге гораздо более высоких цен на нефть и что текущие ценовые уровни это только начало этого пути, не менее весомы, чем у большинства аналитиков, продолжающих ожидать неминуемой коррекции данного рынка. Так кто же прав? Ответ далеко не однозначен. Аргументы аналитиков, ратующих за падение текущих цен широко известны. А что же по другую сторону баррикад?

 

Что говорят аналитики…

 

Шкура иракского медведя

В течение всего 2003 года, после завершения оккупации Ирака войсками коалиции, виднейшие аналитики все никак не могли дождаться того момента, когда нефтяные цены опустятся к так тщательно распланированным ими отметкам, находящимся на уровнях ниже двадцати долларов. Именно так, по их мнению, должны были отреагировать цены после притока на рынки неквотируемой иракской нефти.

 

Однако явным упущением анализа стал тот факт, что хотя Ирак и обладает существенным нефтяным потенциалом, данный козырь так и останется нереализованным в условиях нестабильной политической обстановки. Политический риск является одним из наиболее серьезных для нефтяных компаний, и, что еще более существенно, для их страховщиков. И, прежде чем вложить миллиарды долларов в разработку иракских месторождений, перспективы данных инвестиций будут оцениваться еще не раз. А между тем, дальнейшее развитие ситуации в Ираке пока не поддается самым приблизительным прогнозам. Даже при самом оптимистичном раскладе потребуется как минимум два года, прежде чем появятся первые смельчаки, рискнувшие приложиться к вожделенным иракским скважинам. Кроме того, для налаживания сколько-нибудь стабильных поставок необходимо будет немало потрудиться над восстановлением разрушенной инфраструктуры. Это и взорванные трубопроводы, и разграбленные производственные мощности, требующие серьезного ремонта. Вот мнение достаточно компетентного специалиста -  президента Национальной Нефтяной компании (INOC) Тарик Эсхан Шафика (Tariq Ehscan Shafiq), являющегося ведущим экспертом нефтяной промышленности Ирака: "Восстановление скважин, а также ремонт или замена поврежденного оборудования и прочих производственных мощностей при условии восстановления законности и порядка в стране займет не менее двух лет, прежде чем станет возможным говорить о выходе объемов добычи на довоенные уровни, составлявшие 2,5 млн. бар/д, а тем более о планке в 3-3,5 млн. бар/д, показываемой Ираком до принятия санкций."

 

Вредная польза или полезный вред?

Другое широко распространенное среди экономистов мнение состоит в том, что дальнейшее повышение ценовых уровней должно привести к очередной рецессии в мировой экономике, что в свою очередь негативно отразится и на нефтяном бизнесе.

 

Однако как показали исследования, подобные процессы в современной экономике могут возникнуть при цене, которая в два-три раза превышает текущие цены (т.е. около $100US), нынешние же нефтяные цены не представляют существенной угрозы экономическому росту. К тому же полезно было бы отойти от теоретических выкладок и обратить внимание на практику. В частности, в замечательной научно-исследовательской работе “Price Signals or Cheap Oil Noise?”, опубликованной в 2003 экономистом Andrew McKillop, мы находим следующее: "Экономика США продемонстрировала самый сильный в своей послевоенной истории прирост реального ВВП на 7,5%, совершенно нереальный в наши дни, в год перевыборов Рейгана 1984 г. В долларовых ценах 2003 скорректированных по инфляционной и покупательной составляющей нефть стоила в пределах $57-65/баррель. Однако, несмотря на этот, достаточно наглядный эпизод из прошлого, именно дешевая нефть в головах сегодняшних специалистов ассоциируется в качестве фактора, сопутствующего экономическому росту." К слову, и последние события показывают, что высокие цены на нефть и растущая экономика - понятия не обязательно взаимно исключающие. Давно не виданный современной Америкой рост, показанный США в III квартале на 8.2%, происходил в то же самое время, когда средние цены на нефть держались на уровне $27US. Более того, далеко не исключается, что подобный впечатляющий рост был показан не вопреки, а именно благодаря высоким нефтяным ценам.

 

Терпение экспортеров

Многие члены аналитического братства высказывают точку зрения, что высокие цены на энергоносители, держащиеся сегодня выше подавляющего большинства прогнозов, спровоцируют некоторых экспортеров на увеличение запланированных ранее поставок. Подобный шаг, по их мнению может подтолкнуть некоторых из членов картеля нарушить установленные квоты, в результате чего вполне будет возможен сценарий затопления рынка нефтью.

 

Оба этих сценария маловероятны. Так, в начале этого года, нефть торговалась по ценам, находившимся выше приемлемых для стран-экспортеров уровнях, в течение 20 дней подряд, и страны ОПЕК не проявили никаких признаков того, что кто-то из них намерен увеличивать экспорт продукции. При наблюдаемом дефиците свободных производственных мощностей, испытываемом во всех странах-участницах (включая и Саудовскую Аравию), у ОПЕК вряд ли существует достаточно рычагов для увеличения уровней добычи даже и при наличии желания. А что касается цен, ОПЕК не так давно высказалось не за снижение, а за поднятие ценовых рамок, на что ее провоцирует дальнейшее ослабление доллара.

 

Дело техники

Все уже привыкли к тому, что мировая добыча растет с каждым годом, и многие уверены, что так и будет продолжаться еще долгое время. Существенная доля данного убеждения опирается на неуемную веру в технологический прогресс, который, по их словам, уже в ближайшем будущем распахнет перед человечеством широкие возможности в сфере разведки новых запасов и повысит эффективность восстановления и разработки существующих.

 

Действительно, на данный момент имеется ряд значимых прорывов в этой области, позволивших расконсервировать ряд считавшихся ранее нерентабельными резервуаров, однако, судя по наработкам, у специалистов, работающих в данной сфере, в запасе остается не так много путей, которые позволили бы нефтяникам коренным образом изменить существующие показатели восстановления. Более того, подавляющее большинство технологий прежде всего ориентировано на скорейшую выработку резервуаров, что в конечном итоге приводит к более быстрому истощению ресурсов.

 

Другая сторона медали - спрос

Одну из важнейших ролей в формировании дальнейшей конъюнктуры цен на нефть играет фактор спроса. Исходя из данного утверждения, декларируется, что текущая цена подавляет спрос, а, следовательно, рано или поздно заставит нефтяной рынок следовать в фарватере своих потребностей.

 

Вроде все справедливо, однако, в текущей обстановке представляется, что спрос на нефть является несколько более прочным чем это утверждается большинством аналитиков. Так, многие страны, например, тот же Китай, увеличивший импорт в 2003 г. на 30%, продолжают наращивать заказы на поставку. Увеличения спроса начинают не выдерживать перегруженные добывающие мощности, не способные в короткий срок удовлетворить существующие запросы. Подобная ситуация вынуждает правительства использовать имеющиеся долгосрочные резервы. 14-го января информационное агентство США по рынку энергоносителей в своем еженедельном обзоре сообщило об уменьшении стратегических запасов сырой нефти до 265 миллионов баррелей, т.е. минимального уровня с 1975 г.

 

Насколько же еще должны подняться цены, чтобы действительно подавить подобный спрос?

 

Что говорят геологи…

Геологи уверены, что темпы мировых поставок нефти уже недалеки от необратимого спада. Данное мнение хорошо аргументируется авторитетным специалистом в области геологии доктором Колином Кэмпбеллом (Colin J. Campbell), автором книги "Наступление нефтяного кризиса", имеющим докторскую степень Оксфордского Университета. Доктор Кэмпбелл является специалистом с богатейшим опытом работы в ведущих нефтяных компаниях, попечителе лондонского аналитического центра, занимающегося проблемами истощения нефтяных запасов ("ODAC"), влияния и последствий подобной перспективы на мировую экономику. По его словам, мировые достижения разведочных работ в области нефтяных месторождений, выйдя на пик в 60-х годах прошлого столетия, стали неуклонно снижаться, и в данный момент человечество находится на этапе, когда на каждые добываемые четыре барреля приходится всего лишь один разведанный, что является существенным перекосом, так как для поддержания стабильности вновь открываемые и разрабатываемые месторождения должны хоть в какой то степени взаимно компенсировать друг друга. Кроме этого достаточно скептично Кэмпбелл настроен и по поводу продекларированных в настоящее время уровней мировых запасов нефти.

 

Игры в запасы

Так, свое утверждение о том, что страны ОПЕК намеренно искажают информацию, касающуюся реального состояния своих нефтяных запасов, он блестяще аргументирует, оперируя данными, предоставляемыми в распоряжение авторитетных источников информации (таких как Oil and Gas Journal и BP Statistical Review) правительственными органами и промышленными субъектами стран членов ОПЕК. По его словам, качество этих данных, в отношении которых не предпринимается никаких действий для проверки их объективности, не выдерживает никакой критики. Так, взглянув на таблицу (данные Oil and Gas Journal)) можно увидеть, что объемы существующих резервов стран ОПЕК остаются неизменными в течение многих лет подряд. Воистину, достойна восхищения картина подобной синхронизации, однако, в современной промышленности еще не известно способов такого точного балансирования между производством и разведкой новых источников ресурсов.

 

OPEC Reserves (In Billion Barrels)

Year

Abu-Dubai

Dubai

Iran

Iraq

Kuwait

Saudi Arabia

Venezuela

1980

28.0

1.4

58.0

31.0

65.4

163.4

17.0

1981

29.0

1.4

57.5

30.0

65.9

165.0

18.0

1982

30.6

1.3

57.0

29.7

64.5

164.6

20.3

1983

30.5

1.4

55.3

41.0

64.2

162.4

21.5

1984

30.4

1.4

51.0

43.0

63.9

166.0

24.9

1985

30.5

1.4

48.5

44.5

90.0

169.0

25.0

1986

30.0

1.4

47.9

44.1

89.8

168.8

25.6

1987

31.0

1.4

48.8

47.1

91.9

166.6

25.0

1988

92.2

4.0

92.9

100.0

91.9

167.0

56.3

1989

92.2

4.0

92.9

100.0

91.9

170.0

58.1

1990

92.2

4.0

92.9

100.0

91.9

257.5

59.1

1991

92.2

4.0

92.9

100.0

94.5

257.5

59.1

1992

92.2

4.0

92.9

100.0

94.0

257.9

62.7

1993

92.2

4.0

92.9

100.0

94.0

258.7

63.3

1994

92.2

4.0

89.3

100.0

94.0

258.7

64.5

1995

92.2

4.0

88.2

100.0

94.0

258.7

64.9

1996

92.2

4.0

93.0

112.0

94.0

259.0

64.9

1997

92.2

4.0

93.0

112.5

94.0

259.0

71.7

1998

92.2

4.0

89.7

112.5

94.0

259.0

72.6

1999

92.2

4.0

89.7

112.5

94.0

261.0

72.6

 

Игры в квоты

Другой аргумент, поддерживающий уверенность д-ра Кэмпбелла в недостоверности предоставляемой членами картеля информации иллюстрируется на примере Кувейта. Данное государство в период 1980-1984 гг. сообщало о постепенном снижении своей резервной базы, что в принципе достаточно характерно для зрелого производителя. Однако в 1985 страна неожиданно сообщила о 50%-ном увеличении своих ресурсов, причем никакой информации об открытии новых сравнимых источников не было. Мотивация подобного повышения становится понятной, если вспомнить, что в согласно введенной ОПЕК системе квотирования, объем поставок из страны-экспортера напрямую увязывался с ее задекларированными резервами. Удачный эксперимент был с опозданием замечен и по достоинству оценен и остальными членами картеля. В 1988 г. Абу Даби, Дубай, Иран и Ирак наперегонки принялись пересматривать свои резервы. В конце концов, терпение лопнуло и у такого тяжеловеса нефтяного рынка как Саудовская Аравия, которая в 1990 г. с триумфом оповестила общественность о серьезном приросте своего благосостояния. В свете прошлого опыта, отметим недавнее сообщение правительства Ирана об увеличении  разведанных запасов в 2003 г. на 40%... Продолжение следует? 

 

Пока OPEC продолжала игры с увеличением своих резервов, потребители "черного золота" приступили к планомерному уменьшению своих стратегических запасов. Определенное давление на компании оказало все то же аналитическое братство, дезориентированное относительно действительного состояния дел в индустрии. А между тем, вышеописанная ситуация с ОПЕК стала повторяться и в крупнейших транснациональных нефтяных компаниях. Так в январе 2004, объем разведанных запасов находившихся на балансе Royal Dutch Shell уменьшился в результате проведенной аудиторской проверки на 20%, что заставило SEC поднять вопрос о введении обязательного внешнего аудита для подтверждения запасов компаний нефтяной отрасли. На очереди British Petroleum и Exxon Mobil

 

Вчера на сессии ОПЕК в Алжире, странами участницами было принято решение снизить с 1 апреля квоту добычи нефти на 1 млн. до 23,5 млн. Кроме того рынок был поставлен в известность, что в случае падения цен ниже $25 данные квоты будут сокращены еще на 700 тыс. баррелей. Данное решение как всегда стало полной неожиданностью для аналитиков…

 

Ссылки по теме:

Выйдут ли нефтяные реки за берега прогнозов

Игры гигантов. Три кита, на которых «держится» мир

Что для русского хорошо, то для немца плохо.