Версия для печати
Оригинал статьи http://www.franklin-grant.ru/ru/news2/data/news_06/2003_12/20031225_171747_nm.asp

Почему Глазьев симпатизирует норгам?

 

 Прошедшие выборы в Государственную Думу преподнесли крупные сюрпризы, как самому электорату, так и Президенту. Один из наиболее впечатляющих результатов этих выборов – победа партии «Родина», возглавляемая Сергеем Глазьевым. В связи с этим все активно начали вспоминать и обсуждать все, что говорил Глазьев в ходе предвыборной кампании и задались вопросом, что из этого может быть осуществлено за предстоящие четыре года. Одно из наиболее громких его высказываний заключалось в том, что в России средний уровень налогообложения нефтегазовой промышленности составляет менее 50% доходов, и ставил в пример Норвегию, где уровень налогообложения достигает 80%, то есть большую часть сверхприбылей от эксплуатации месторождений природных ресурсов государство изымает. В России же почти все сверхприбыли от эксплуатации природных недр остаются у недропользователей, и как ни странно, это ведет к тому, что большая часть сверхприбылей остается за рубежом. Причем, по данным Глазьева, объем природной ренты в нашей стране примерно совпадает с объемом вывоза капитала. "В страну возвращается лишь то, что необходимо для поддержания простого воспроизводства”.

 

В свете вышесказанного, будет не лишним узнать больше о природной ренте и национальном богатстве Норвегии. Рассматривая нефтегазовую отрасль этой страны, следует отметить, что развиваться она начала с начала 70-х годов прошлого века, что не помешало Норвегии стать крупным экспортером в течение нескольких лет.

Используя национальные счета для иллюстрации развития богатства страны, специальное внимание уделяется природной ренте. Роль природных ресурсов в экономике Норвегии стала значима с момента развития нефтегазовой отрасли. Важно заметить, что в остальных отраслях природная рента очень мала или отрицательна и не играет особой роли в национальном богатстве. Система национальных счетов показывает не оптимальный или потенциальный доход, а фактический доход от использования ресурсов, определяемый текущим менеджментом. Качественный менеджмент природных ресурсов должен давать рост природной ренты. Природная рента определяется как чистый отраслевой продукт за вычетом нормы прибыли на основной капитал и затрат на оплату труда. В системе национальных счетов Норвегии применяются две концепции затрат на оплату труда, ICE – затраты на оплату труда по отрасли и ACE – затраты на оплату труда по всем отраслям. Для иллюстрации важности различных норм прибыли мы использовали 4% и 7% ставки дисконтирования.

Общенациональное богатство рассчитывается  как текущая стоимость будущего чистого национального дохода (DNI). Пусть DNIs  для s=t, t+1 будет чистый национальный доход  в каждом году, допуская константный будущий доход,  предположим, что DNIs=DNIt. Используя две альтернативные ставки дисконтирования (r) 4 и 7%, национальное богатство (Wt) расчитывалось во время t как

Величина природного богатства обычно устанавливается как дисконтированная стоимость всех будущих величин природных рент. Пусть μ для s=t, t+1 природная рента в каждом году, тогда величина природного богатства в момент времени t будет измеряться как

Для нефтегазовой отрасли природное богатство измерялось на  основе величин будущих добыч, затрат, цен и 7% ставки дисконтирования.

Нефтегазовая отрасль Норвегии включает в себя добычу нефти, газа, а также транспортировку трубопроводами. Анализируя период с 1973 по 1995 гг. можно проследить быстрый рост основного капитала. Необходимо отметить, что выплаты рабочим нефтегазовой отрасли гораздо выше, чем в других отраслях и с течением времени они нарастали от 340.000 норвежских крон в 1975 г. до 560.000 крон в 1995 г. Следует, однако, обозначить, что это может быть связано с риском и некомфортными условиями труда.  Валовой отраслевой продукт постоянно рос, начиная с 8 млрд. крон в 1975 г. и до 104 млрд. крон в 1984/85 гг. Основной причиной данного роста, были постоянно растущие цены в рассматриваемый промежуток времени (OPEC I, OPEC II). Падение цен на нефть в 1986 г. вызвало резкое снижение величины валового отраслевого продукта до 25 млрд. крон. После 1990 г. данная величина относительно стабильна, между 67 и 73 млрд. крон. Выше приведенные цифры показывают, насколько зависима природная рента от цен на продукцию данной отрасли (смотри рисунок 1). Хочется отметить, что снижение цен на нефть в 1986 году не повлекло за собой каких-либо отрицательных последствий для страны, так как, несмотря на сложившееся мнение, Норвегия не является страной, зависящей от своих природных ресурсов.

Рисунок 1. Структура природной  ренты с 7% доходом

 
 

 


Рисунок 1 основан на детальной информации о запасах,  производственном профиле и стоимости работ на различных нефтяных и газовых полях. Для измерения природного богатства в нефтегазовой отрасли, использовалась 7% ставка дисконтирования.

 

Рисунок 2. Независимая оценка состояния нефтегазовой отрасли при 7% ставке дисконта

 
 

 

 


Рисунок 2 показывает, что природное богатство (рассчитанное по формуле 2) значительно менялось в течение изучаемого периода времени. Следует отметить, что ежегодно природное богатство измерялось с учетом существующих рыночных цен.

Из рисунка 1 видно, что рента значительно менялась на протяжении всего периода времени и стала более стабильна после 1990г. Для истощимого ресурса было бы нецелесообразно устанавливать постоянную величину природной ренты, так как рано или поздно ресурс закончится, с другой стороны, если ресурсов хватит на достаточно длительный срок, то надо это учитывать для дисконтирования.

Так как невозобновляемые ресурсы рано или поздно заканчиваются, нельзя ожидать, что они будут вносить вклад в национальное богатство все будущие годы. Поэтому необходимо вычесть чистый продукт невозобновляемых отраслей  от чистого национального дохода в формуле 1 для получения чистого национального дохода для остальной экономики (DNI adj). Так как ранее было сказано, что  будущий DNI adj тот же самый, что и DNI adj в каждом году для скорректированной оценки при технологическом росте, дисконтированная текущая стоимость  скорректированного национального богатства в годе t будет рассчитываться по формуле

Технологический прогресс (a) оценивался как часть роста чистого национального дохода, которая не может быть приписана нарастающей величине реального капитала, который известен как остаток Солоу. По оценкам, технологический рост варьировался между -0,9% и 4,8% в год (для расчета была использована функция Кобба-Дугласа).

Для получения общего национального богатства с учетом нефтегазового сектора и горной промышленности использовалась формула 3. При вычитании финансовых обязательств, объема реального капитала и природных ресурсов из общего национального богатства, получаем стоимость человеческого ресурса (альтернативно эту величину можно рассчитать как текущая стоимость будущих доходов от труда).

 

Рисунок 3. Распределение национального богатства на составляющие, с учетом 7% ставки дисконта

 
 

 

 


Рисунок 3 показывает, что финансовые обязательства были в основном менее 2% от национального богатства весь период, за исключением первой половины 30-х гг., когда они достигали 3-4%.  Как видно из рисунка, после развития нефтегазовой отрасли, Норвегия не стала более зависимой экономически от природных ресурсов. Но с ожиданием повышения цен на нефть, налог на природные ресурсы, будет, конечно расти, но, сколько такой рост может продлиться – сказать сложно.

Стоимость реального капитала варьировалась от 20% до 40% от общего национального богатства в большинстве годов изучаемого периода. Однако его роль понижалась в периоды со стремительным технологическим прогрессом (1946-1951, 1963-1965, 1993-1995 гг.). В этих периодах величина реального капитала варьировалась от 10% до 20% (как в некоторые годы, когда ожидаемое богатство нефтегазовой отрасли  было большим). Это было вызвано тем, что при неизменном реальном капитале, природных ресурсах и финансовом состоянии, технологический прогресс вызвал увеличение общенационального богатства. Однако технический прогресс влек за собой увеличение человеческого капитала, который измерялся как остаток.  Человеческий капитал был самым значимым в общенациональном богатстве весь период времени и, особенно в годы технологического прогресса, когда он достигал 80% от общего богатства, как  развитие в ноу-хау, технологиях, образовании, тренингов, которые приписываются этой категории богатства, помимо неквалифицированной рабочей силы. Однако следует отметить, что человеческий капитал, в виде  высококвалифицированной и эластичной рабочей силы является самым важным экономическим ресурсом в Норвегии. Человеческие ресурсы и капитал очень лабильны и легко могут перемещаться из одной отрасли в другую при необходимости. В данном исследовании человеческий капитал был переоценен в некоторой степени из-за того, что он рассчитывался как остаток и включал в себя все компоненты, которые не были прописаны в других элементах, и мог расти по другим причинам.

Упомянутая выше функция Кобба-Дугласа для расчета технологического роста мало похожа на функцию Леонтьева, свойственную для России и которая не учитывает технологический прогресс.  Необходимо не просто декларировать технологический прогресс в нашей стране, но и научиться его использовать для увеличения национального богатства страны. Может быть, следует перенять западный опыт и ориентировать экономику страны не на природную ренту, а на применение новых технологий в экономике и также пересмотреть подходы к роли человеческого капитала в национальном богатстве страны.