Версия для печати
Оригинал статьи http://www.franklin-grant.ru/ru/news2/data/news_06/2004_06/20040601_171158_iy.asp




Необоснованный оптимизм

 

01.06.04

 

Возможно, чаще других в мире финансов цитируют комментарий Алана Гринспена, председателя ФРС, сделанный им в 1996 году о «необоснованном расцвете» фондового рынка. После этого знаменитого заявления д-р Гринспен потратил несколько лет на спор с собственными словами, защищая перегретые фондовые рынки при помощи «новой эры» и различных аргументов насчет продуктивности. С нашей точки зрения, спустя четыре года после фондового пузыря изначальный тезис Гринспена кажется удивительно верным. Фондовые рынки действительно оцениваются самым иррациональным способом и зачастую – рынок оказывается переоценен. Когда эта переоценка принимает угрожающие размеры, ее называют «пузырем». Выбор Гринспеном слов любопытен. Возможно, более точным описанием ситуации было бы словосочетание «необоснованный оптимизм».

Ценные бумаги оценивались исходя из двузначного роста без инфляции и рецессии; предполагалось, что такой рост будет вечным; такого никогда в истории не случалось. И если подумать, то фондовый «пузырь» США пришел на пике необоснованного оптимизма.

Многие теории пытались объяснить фондовые пузыри. Н.А.Кондратьев и Р.Н. Эллиотт, в частности, рассматривали «пузыри» как цикличные события, возникающие от долгосрочного роста экономики. Теория Эллиотта даже заходит дальше и говорит о цикличности настроений в обществе, колеблющихся от экстремума оптимизма до экстремума пессимизма, и о том, что данные настроения отражаются на инвестиционных рынках. История экономики, кажется, подтверждает это. Крупные «пузыри», похоже, появляются каждые три поколения, а мелкие возникают на различных рынках в разное время. Между этими «пузырями», кроме того, есть вкрапления периодов инвестиционной апатии. Многие состояния возникают и теряются во время «пузырей», но последствия крупного «пузыря» ощущаются даже десятилетия спустя. Депрессия, следующая за «пузырем», сглаживает пики и готовит экономику к новому витку. «Пузыри» - это типичное завершение долгого экономического цикла, в котором оптимизм достиг высшей точке.

Большинство людейоптимисты. Оптимизмэто приятное состояние. Вы бы предпочли всю жизнь прожить как оптимист или как пессимист? Большинство людей стремятся со временем улучшить свою жизнь. Они хотят подготовить своих детей к жизни как минимум не хуже, чем у родителей. Оптимизм благотворно влияет на здоровье. Исследования показали, что оптимизм продлевает жизнь.

Оптимизмвеликий стимуляторЛюди могут совершать чудеса, забывая про неудачи в угоду чувству уверенности в себе. И если успех маловероятен, то оптимизм оказывается необоснованным. Исследователи, сорвиголовы, атлеты, предприниматели понимают, что шансы неравны, но все равно пытаются вытянуть счастливый билет. Некоторые преуспевают, малая толика из них меняет мир. Последних общество запоминает особенно хорошо. У нас есть имя для этих иррациональных оптимистов. Мы называем их героями.

Оптимизм – необходимая компонента предприятия. Люди начинают бизнес с оптимистических предположений относительно того, как рынок примет их продукты и услуги; кроме того, они оптимистично оценивают собственные способности. Предприниматель, у которого не хватает уверенности в себе должен быть чрезвычайно осторожен, и даже несмотря на осторожность, скорее всего не преуспеет, а может, не будет и пытаться преуспеть. В руках же полного энтузиазма предпринимателя оптимизм является самоисполняющимся пророчеством. Зачастую люди могут создать великолепные предприятия, основываясь лишь на неувядающей вере в собственное деловое чутью, сбивая с толку сомневающихся, и чересчур рациональных личностей. 

Из исторического опыта с очевидностью следует, что оптимисты вообще скорее преуспевают в жизни. Оптимисты выполняют важнейшую экономическую функцию, принимая на себя риск при создании эффективного предприятия. Даже тот оптимизм, который в конце концов заводит предприятие не туда, способен стимулировать других людей на общественно-полезные действия. Проблема бурного оптимизма заключается в том, что он зачастую основан на лжи. Правда жизни заключается в том, что мы все стареем и умираем, если только мы не неудачники, которые даже не стареют, а умирают молодыми. Но такие мысли доведут вас до депрессии. Психологические исследования показали, что депрессивные люди обычно – сугубые реалисты. Похоже, мы лжем себе во спасение и игнорируем неприглядную правду только для того, чтобы не сойти с ума и поддерживать бодрость духа. Вот этот самый фокус, который мы зовем оптимизмом, и является важнейшей частью нашего душевного здоровья.

Оптимистический взгляд на жизнь – обоснованный или необоснованный, положительно влияет на многие вещи в нашей жизни – включая карьеру, отношения и здоровье. Но на эти вещи человек и сам может повлиять. Совсем другое дело – приложение оптимизма к ситуациям, неподконтрольным человеку. Вся уверенность и весь оптимизм в мире не воскресят мертвого и не сдвинут со своего места звезд. В некоторых случаях оптимизм действительно не обоснован. Но это не значит, что он совсем бесполезен. Как мы показали выше, оптимизм – величайший инструмент, который позволяет нам быть вместе с течением жизни, стимулирует нас в нашей жизни.

Оптимизм заразителен. Сложно быть угрюмым, если все вокруг счастливы и светятся оптимизмом. Общий оптимистичный настрой в обществе очень хорош для бизнеса. Люди уверены в своей работе и будущем. В этот момент они делают крупные покупки – покупают дома и машины в кредит, уверенные в своей возможности расплатиться за них в течение нескольких будущих лет. Оптимизм проникает в общество и становится привычным; он становится самоподдерживающейся системой. Если общественный оптимизм сходит на нет, люди становятся осторожнее, а в экономике начинается период спада.

Но у необоснованного оптимизма есть и темная сторона. Он может подвигнуть человека на принятие огромных рисков. Оптимисты зачастую отворачиваются от реальности. Когда оптимист вкладывает деньги в пассивный инструмент – например, в ценные бумаги, он фактически передает управление частью своих активов другим лицам. Эта потеря прямого контроля ставит весь его оптимизм  под сомнение. Оптимист нечасто ожидает потерь и поэтому никак не страхует и не хеджирует свои вложения; он не беспокоится о контроле над рисками.  Если же потери все же случаются, оптимист старается убедить себя, что со временем они окупятся. Как ощутили на своем опыте многие разоренные инвесторы, сколь угодно большие порции надежды и позитивного мышления не заставят падающие акции расти.

Иррационального оптимиста, кроме того, легче обмануть и обжулить. Так как он свято верит в то, что в конце концов все уладится, то слепо доверяет людям и финансовым институтам. Оптимист зачастую поздно понимает, что оказался втянут в аферу. Оптимизму всегда сопутствует определенная доля ротозейства, которой готовы воспользоваться различного рода мошенники и шарлатаны.

Парадокс оптимизма представляет собой дилемму для серьезного инвестора. Рынок легко становится бычьим, потому что взгляд инвесторов совпадает с присущим нам и таким родным оптимизмом. Но успешное вложение в медвежий рынок приводит к когнитивному диссонансу. Если можно хорошо заработать на бычьем рынке, то не делает ли это инвестора-«медведя» кем-то вроде зомби, надеющегося на несчастье, которое принесет ему прибыль. Подвержен ли «медведь» депрессии, если оказывается прав насчет грядущего экономического кризиса? Ведь важно поддерживать душевное и эмоциональное спокойствие во время любого кризиса – только так можно извлечь из него прибыль. Вложения в медвежий рынок рискованнее, нежели бычий, инвестирование в медвежий рынок требует самообладания. Нелегко поддерживать инвестиционную дисциплину, если на вас давит пессимизм и грызут сомнения. Это означает, что «медведю» необходимо быть оптимистом, иначе он не получит прибыли от медвежьих операций. Это тем труднее, чем больше людей пострадают от кризиса.

Оптимизм – чрезвычайно мощный инструмент для поддержания личностного роста и душевного здоровья. Но он – непригодная жизненная философия. Как непреложная доктрина, он может погубить вас, не указывая на подводные камни и подкрадывающиеся несчастья. Зачастую это применимо и к инвестированию. Фондовые «пузыри» - следствие гипероптимизма, превратившегося в общее убеждение  и ослепившее инвесторов.

Инвестированию лучше не уклоняться ни в оптимизм, ни в пессимизм. Реализм – вот что хорошо для инвестирования. А иногда и он не работает.

По материалам freebuck.com

См. также

1.                               Управление капиталом на американском фондовом рынке

2.                               Выбор Гринспена: Сцилла или Харибда?

3.                               Банк XXI века. Тенденции и направления развития.