Версия для печати
Оригинал статьи http://www.franklin-grant.ru/ru/news2/data/news_06/2007_12/20071225_003346_kf.asp

 

Стратегия и регулирование банковской деятельности

Возрастающее регулирование управления рисками и требования по соблюдению применимых законодательных актов также влияют инвестиционный выбор банков.  Во-первых, регуляторы все больше фокусируют внимание на интегрировании всех банковских рисков и поэтому ожидают, что банки будут оценивать рисковую экспозицию на единой основе, в том числе и на единой программно-информационной платформе. Это усиливает давление на архитектуру банка, поскольку до сих пор управление рисками обычно было разрозненным. Так, новые регуляторные требования Базеля II стимулируют банки развивать объединенную информационную стратегию IT систем, и, следовательно, «исправлять» их существующую IT инфраструктуре. Западные банки уже вкладывают капитал в сложные информационные системы, чтобы соответствовать подходам Базель II и выполнить регуляторные требования. Эти дорогостоящие инвестиции обеспечивают для кредитных организаций большую возможность в выборе и осуществлении  деловых стратегий, поскольку эти инвестиции могут обеспечить уменьшение затрат через стандартизированные процедуры. Банки пришли к пониманию того, что, так же как новые стратегии маркетинга, улучшенное управление рисками порождает конкурентное преимущество через эффективное использование технологий риск-менеджмента. Не избежать этой дороги и российским банкам, поскольку Банк России начал на практике осуществлять проверки банков с использованием риск-ориентированного подхода.

Во-вторых, все более возрастает роль управления операционными рисками, особенно, связанными с обеспечением  целостности и конфиденциальности данных, мошенническими действиями с кредитными картами и при предоставлении онлайн услуг. Банки должны быть способны быстро идентифицировать определенные нарушения, чтобы ограничить ущерб. В наибольшей мере это касается онлайновых транзакций. Число клиентов западных банков, которые потеряли деньги из-за онлайн мошенничества, уменьшилось на 24 %, тогда как средний размер потерь вырос с $257 в 2005 году до $1,244 в 2006 году. При этом, поскольку банки зачастую несут минимальные потери (или не несут их вообще) при такого рода мошенничестве, некоторые из них закрывают глаза на проблемы безопасности. К сожалению, они не принимают во внимание потерю доверия клиента к банку, в результате чего он уходит в другую кредитную организацию. Оправданы ли дальнейшие затраты на обеспечение безопасности? Сколько еще нужно вложить средств в ее развитие? Это непростые вопросы. И  все дело в том, что оценка потерь от операционного риска довольно сложна, и банки очень неточно предсказывают их полные потери. Упущенную выгоду и косвенные потери учитывают при оценке операционного риска единицы. Советы экспертов – грамотная оценка операционных рисков и, в случае необходимости, инвестиции в технологии нового поколения и решения по обеспечению безопасности, которые включают такие функциональные возможности, как взаимная проверка (верификация), когда клиент проверяет банк, и банк проверяет клиента. Конечно, затраты оправданы, если рыночная стратегии банка предполагает развитие направлений деятельности, связанных с онлайн банкингом.

Третья область, которую идентифицировали регуляторы (и которая может оказаться значимой для стратегии банков и на российском рынке) – это растущее количество небанковских организаций на рынке, которые производят многочисленные сделки в пределах банковской системы, и зачастую находящихся в компетенции банков.

 

Рыночная консолидация и партнерства

Новый век характеризуется консолидацией банковского сектора, большим количеством слияний и поглощений, поиском партнеров и стратегических инвесторов. Особенно четко эти эффекты проявляются в развивающихся экономиках, которые являются центром будущей «драки» для достижения рыночного превосходства. Однако эти рынки характеризуются ригидной технологической инфраструктурой, которая не поддерживает стандартизированные методы создания экономической добавленной стоимости, не позволяет оценить, например, банковские продукты  с точки зрения создания стоимости для корпоративных клиентов. В то же время иностранные банки, приходящие на российский рынок, обладают такого рода технологиями. Слияния и приобретения, органическое расширение, сотрудничество с местными банками – вот некоторые из ключевых стратегий, используемых многонациональными банковскими корпорациями.

Например, Standard & Poor's предсказывают ускорение больших M&A сделок на следующие 12-14 месяцев. Однако европейская банковская система, вероятно, останется относительно более фрагментированной в отличие от той концентрации, которая имела место на американском рынке, что закончилось горсткой доминирующих игроков. В России пока до этого далеко, однако, слияния и поглощения, вероятнее всего, ускорятся и на российском рынке, несмотря на или благодаря тому кризису на мировых рынках, который, начавшись в США, затронул и российский банковский сектор. Не только американские, но и европейские банки уже испытывают трудности органического роста на тех рынках, где они сейчас массово представлены. Поэтому они будут стремиться на рынки с потенциально высоким спросом на банковские услуги, высокой рентабельностью и отстающими по сравнению с их уровнем технологиями.

Выводы

Инвестиции в технологии остаются постоянным приоритетом банков, поскольку они стремятся модернизировать существующие системы, чтобы обеспечить большую интеграцию, гибкость и эффективность систем и операций, как того требует время. Банки также находятся под постоянным исследованием и давлением регуляторов, что также способствует развитию технологий, особенно, связанных с предотвращением мошенничества и финансовых преступлений. Для любого банка еще более остро стоят вопросы балансировки между краткосрочными результатами по прибыльности и стратегическими инвестициями, которые в конечном итоге будут определять стоимость банка. Весьма существенным при осуществлении инвестиций в новые технологии является вопрос, разрабатывать системы самостоятельно или использовать готовые решения, т.е. покупать технологические решения.

Риски, связанные с любым выбором, могут оказаться существенными. Однако, поскольку ключ к успеху в инвестициях технологии, каждый банк должен быть способен «предугадать», что будет в ближайшем будущем – на горизонте 3-5 лет. Конечно, ни у кого нет «магического шара», но банки должны действовать. Вся их деятельность построена на принятии рисков, и следует развивать методы, позволяющие оценить стратегические риски и возможности. Потому что, года ваши клиенты придут в банк и скажут «я нуждаюсь в этом», «это» должно быть уже готово или почти готово, поскольку иначе они получат необходимую услугу у вашего конкурента.